Стресс для застройщика. Закон о долевом строительстве снова изменили

Застройщики будут вкладываться в компенсационный фонд
1 января 2017 года вступят в силу очередные изменения в закон об участии в долевом строительстве. Изменения эти направлены на более надёжную защиту прав дольщиков. Вместе с тем, застройщиков они не радуют. Даже для крупных компаний планируемые корректировки – стресс.
Дом на улице Пролетарской - один из самых известных долгостроев Нижнего Новгорода. Фото: Денис Куликов

Как пояснила на минувшей неделе пресс-служба регионального управления Росреестра, в следующем году будет создан новый государственный информационный ресурс - единый реестр застройщиков. На сами компании возложена обязанность создать и регулярно обновлять собственный сайт. Ресурс должен содержать информацию о каждом объекте, который строится с привлечением прав дольщиков.

Привлекать средства граждан при строительстве жилья могут только те застройщики, уставной капитал которых полностью оплачен. При этом минимальный размер уставного капитала привязан к площади возводимых объектов. 2,5 млн рублей – при максимальной площади не 1500 кв.м, 4 млн рублей – при площади не более 2500 кв.м, 10 млн рублей – при площади не более 10 тысяч кв.м, 40 млн рублей – при площади не более не более 25 тысяч кв.м и так далее.
С нового года положения закона об участии в долевом строительстве распространяются и на многоквартирные жилые дома, относящиеся к блокированной застройке (три и более блоков).

По мнению юриста агентства недвижимости «Адрес» Елены Соловьёвой, особого внимания заслуживает требование перечислять 1% от стоимости договора в так называемый компенсационный фонд. Поскольку у застройщиков нет дополнительного источника доходов, новое условие приведёт к удорожанию жилья – как минимум, на 1%.

«1%, отчисляемый в компенсационный фонд, – это альтернатива существующему страхованию договоров, - считает представитель агентства недвижимости. - Страхование, на мой взгляд, - это рекламная, маркетинговая акция. Сегодня в списке компаний, которым разрешено страховать договоры, нет ни одной крупной. Это значит, что они не в состоянии обеспечить все существующие риски».

Елена Соловьёва отмечает, что требование вести сайт – это благая идея, хотя основная масса застройщиков представлена в интернете. «Проектная декларация и сайт становятся серьёзным рабочим инструментом. Стоит отметить, что теперь застройщики также обязаны указывать все иски, которые к ним предъявляются», - подчёркивает она.

Не менее серьёзным изменением является создание специального счёта эскроу. Упрощённо, дольщик финансирует застройщика не напрямую, а через банк, который как бы предоставляет строительной компании средства под процент. «Когда подписан акт приёма-передачи квартиры, деньги дольщика засчитываются в счёт погашения кредита, взятого застройщиком», - поясняет Елена Соловьёва.

По мнению юриста, схема со счетами эскроу - замена проектного финансирования, когда застройщик получает деньги исключительно на конкретный проект. В настоящее время у неблагонадёжных компаний остаётся «свобода действий», поскольку проверка «целевого» расходования средств осуществляется раз в квартал. «Сейчас проблема заключается в том, что на деньги дольщиков не строятся помещения, а покупаются другие объекты. Выстраивается некая пирамида, которая в определённый момент может обрушиться», - отмечает юрист.

По мнению Елены Соловьёвой, об эффективности изменений в законодательстве можно будет судить только после того, как они вступят в силу, но далеко не сразу. «Нужно понимать, что это новый механизм, который требует отладки», - поясняет она.

Юрист отмечает, что изменения в законодательстве распространяются на объекты, которые начнут реализовывать в этом году. По мнению Елены Соловьёвой, это ещё один стимул вкладывать деньги в существующие (реализуемые) проекты.

В ТЕМУ: Дом-призрак. Крупнейшему долгострою Мещеры – 11 лет

Стали свидетелем интересного события? Знаете важную информацию, о которой не можете молчать? Сообщите нам об этом – news@news.52.ru – и об этом узнает весь Нижний Новгород.

Оцените работу журналиста: