Синдром больного здания. Почему вид из окон – это ещё не все

В «зеленом» офисе работается лучше
«Зеленое» здание – это не рекламный образ, а вполне реальная вещь. Это дом, в котором и дышать, и жить легко. Эксперты считают, что время, когда мы могли без оглядки расходовать ресурсы, прошло. Пора создавать вещи и здания, которые будут служить многим поколениям после нас. И у них есть конкретные предложения.
Метрополь Парасоль в Севилье. Архитектор - Юрген Герман Майер. Фото: Rubendene/wikimedia.org

Актуальные вопросы «зеленого» строительства, зданий с низким потреблением энергии эксперты обсуждали на форуме уникального и высотного строительства Forum 100+ Russia, который состоялся в конце сентября в Екатеринбурге.

Идеальный дом - пирамида

За рубежом очень популярен термин «sustainability», который в широком смысле означает «устойчивость», а в более узком – «надежность», «экологичность», «экономичность». Sustainability – это термин развитого общества, которое умеет ценить ресурсы и беречь их, заботиться о будущем не меньше, чем о настоящем, и создавать новые технологии, позволяющие жить в комфорте, чистоте и приносить минимальный вред природе.

Известный в России и за рубежом голландский архитектор Эрик ван Эгераат (создатель комплекса «Город Столиц», ЖК «Русский авангард» в Москве; башня Rock в Амстердаме, Музей естествознания в Роттердаме, комплекс «Суматраконтор» в Гамбурге) считает, что идеальным примером «устойчивого» здания являются египетские пирамиды. «Это не шутка. Пирамиды было очень сложно строить и каждая предназначалась для одного-единственного человека. Но и тысячи лет спустя эти постройки приносят Египту деньги. Они существуют длительное время и являются доходными», - подчеркивает он.

Перед архитекторами настоящего стоит непростая задача: повторить этот успех, строить в правильном месте и так, чтобы это было для людей. Голландцы умеют считать деньги и не привыкли тратить их бездумно, продолжает архитектор. «Мы должны делать ценные вещи независимо от того, где мы живем: в России, Великобритании, Китае, - подчеркивает Эрик ван Эгераат. - Эти здания должны быть высокого качества, которые прослужат многим поколениям после нас». По мнению голландца, россияне очень часто хотят увидеть результат сразу и им бывает все равно, что станет завтра. Но строить дом, который не простоит и двадцати лет, смешно.

The Rock в Амстердаме. Архитектор - Эрик ван Эгераат. Фото: Cumulus form NL Wikipedia

В ТЕМУ: Двадцать Нижних в одном. В чем секрет процветания Шанхая

«Все российские города стремятся выжить, люди думают о том, как быть дальше, чем кормить детей. В прошлом мы были расточительными, но это время прошло. Здравый смысл – ответ на 90% наших вопросов», - подчеркнул он. Голландец привел другой пример «устойчивых» зданий: дома, построенные на деньги купцов в центре его родного города, Амстердама. «Купцы хотели продемонстрировать свое богатство, и каждый метр высоты имел значение. Сегодня зданиям по 500 лет – и деньги, вложенные купцами, все ещё возвращаются», - добавил Эрик ван Эгераат.
«Каждый день в мире появляются новые здания, в том числе смешные и глупые. В них бывает мало архитектуры и слишком много технологий», - отмечает голландский архитектор. По его мнению, идеальным украшением здания является… живое дерево, а хороший дом – это тот, в котором люди могут самостоятельно выращивать овощи.

У голландца это получается: десятки проектов, реализованных им в разных странах мира, не только украшают города, но и приносят пользу. Так, неожиданно для местных жителей центром притяжения стал мусоросжигательный завод в Роскилле (Дания). Он был экологичным (в процессе уничтожения мусора не было вредных выбросов в атмосферу), энергоэффективным (выделяющаяся при сжигании мусора энергия «подпитывала» город) и красивым.

В России «зеленые» мегапроекты Эрика ван Эгераата пока реализуются с трудом. В их числе – кампус Университета для сотрудников «Сбербанка» на Истре в Подмосковье, строительство которого завершилось расторжением договора между архитектором и кредитной организацией якобы из-за сорванных сроков. Эрик ван Эгераат говорит о проекте с теплом, но небольшой досадой: «зеленый» проект полностью воплотить не удалось. «Сбербанк хотел дом, я предложил несколько зданий, расположенных вдоль реки и соединенных коридорами. Вместо того, чтобы тратить газ, я предложил брать энергию из почвы. Вместо того, чтобы засыпать болота – ставить дамбу и экономить природный газ», - пояснил он.

LifeCycle Tower в Дорнберне. Архитектор - Герман Кауфман. Фото: Asurnipal/wikimedia.org

Деревянная высотка

Руководитель строительной компании Global Structural Skills Крейг Гиббонз считает, что в настоящее время дерево переживает ренессанс в строительстве и архитектуре. Это очень красивый материал, и в зданиях из дерева, в том числе высотных, очень приятно находиться, считает он. В качестве хорошего примера коммерсант привел Метрополь Парасоль в Севилье. Грандиозное архитектурное сооружение, построенное по проекту немецкого архитектора Юргена Германа Майера, выполнено из дерева. Элементы сооружения имеют необычную грибовидную форму и сетчатую поверхность. Постройка футуристическая, а выполнена из «классического» строительного материала.

Возведение зданий из дерева имеет ряд преимуществ: простота доставки, доступность материала, сравнительно небольшой вес материала и конструкции, низкие выбросы водорода при производстве, высокая энергоэффективность в сравнении с, к примеру, бетоном. «В настоящее время появляются новые материалы на основе дерева, которые также доступны на рынке», - подчеркивает Крейг Гиббонз. К примеру, европейские архитекторы используют CLT – ламинированное дерево, которое весит в четыре раза меньше, чем бетон, и наполовину такое же прочное. К примеру, из CLT (несущая конструкция выполнена из железобетона) был построен десятиэтажный отель в Мельбурне (Австралия). На сегодня это самый высокий в мире деревянный дом. За счет использования нового материала строители сократили выбросы углекислого газа.

Другой новый материал, который может быть широко использован в новом строительстве, - огнестойкая древесина. «Верхние слои превращаются в уголь, который защищает от огня нижние слои конструкции, - поясняет Крейг Гиббонз. Такое качество, как огнестойкость, особенно важно при строительстве высотных зданий, к примеру, небоскреба LifeCycle Tower в австрийском Дорнбирне (архитектор – австриец Герман Кауйфман). В восьмиэтажной башне основная часть конструкций сделана из дерева. «Изнутри он немного напоминает баню, - шутит эксперт. – Но, знаете, в таком доме дышится легко. И это особенно заметно, когда, пожив в таком здании, вы оказываетесь в обычном доме».

Дом, в котором плохо

По сведениям эксперта Роберта Фея (компания Siemens AG), «зеленые» здания требуют более-менее крупных вложений на старте, однако затем эти расходы сполна окупаются. К примеру, небоскреб Тайбей 101 в Китае, в строительство которого было вложено 1,7 млрд долларов, позволяет ежегодно сокращать выбросы углекислого газа и существенно экономить воду. Это проект, который будет приносить пользу в длительном периоде.

Эксперт напомнил о «синдроме больного здания»: совокупности качеств капитального объекта, которые ухудшают состояние работающих или живущих в нем людей. К ним относится плохое качество воздуха, отсутствие температурного регулирования (и, как следствие, быстрое распространение болезнетворных бактерий и вирусов), чрезмерная освещенность или, наоборот, нехватка естественного света в помещениях.

В результате обследования сотни офисных зданий США выяснилось, что у 23% офисных сотрудников присутствует синдром больного здания: респираторные заболевания, аллергия и астма. Экономический эффект вследствие этого синдрома огромен: он ведет к общему снижению производительности 2% населения страны и стоит США порядка 60 млрд долларов ежегодно.

«Больным» здание становится, к примеру, из-за неправильно подобранных, дешевых материалов, непродуманной системы вентиляции и инсоляции и так далее. На языке работодателей, привыкших считать деньги, - это крупные расходы, которые они несут из-за рассеянности, неорганизованности, быстрой утомляемости собственных работников – вплоть до увольнения хороших сотрудников. В качестве доказательства своей правоты Робот Фей привел конкретные расчеты. Так, только установка температурного регулятора в офисе (в форме цветочка, который меняет цвет, когда становится слишком жарко) приводит к повышению работоспособности сотрудников на 3%. Если установить комплексную систему, то она окупится всего через два года.
«Зеленые» здания – это проекты, нацеленные далеко в будущее – объекты и идеи, которые переживут нас.

В ТЕМУ: Индекс небоскреба. Новая высотка – предвестник кризиса?

Оцените работу журналиста: