"Семь смертных грехов Мундиаля". Чем плох ЧМ-2018 для Нижнего Новгорода

Взгляд швейцарского аналитика на международные мегасобытия
ЧМ-2018 чем-то похож на свадьбу: жених и невеста подсчитывают бюджет, подбирают гостей так, чтобы и погулять хорошо, и при деньгах остаться. Профессор Цюрихского университета, урбанист Мартин Мюллер, который посетил Нижний Новгород на прошлой неделе, на протяжении шести лет исследовал влияние крупных событий на жизнь городов, которые в них проходят. Профессор рассказал о "плохих свадьбах" - негативных последствиях крупных событий. Их он сформулировал по аналогии со списком «семи смертных грехов».
Стадион "Нижний Новгород" на Стрелке

Мартин Мюллер выступил с докладом «Семь смертных грехов в планировании мегасобытий» на круглом столе «Урбанистическая история города: что изменит 2018 год?». В дискуссии также участвовали главный архитектор Нижегородской области Сергей Попов, архитектурный критик Марина Игнатушко и урбанист, профессор кафедры социальной философии Уральского государственного университета Елена Трубина. Редакция NN.RU приводит выдержки из его доклада.

«Я веду свой проект с 2009 года и провел исследования в одиннадцати странах и 12-ти городах, которые проводили мегасобытия – Олимпийские игры или чемпионат мира по футболу, - рассказывает ученый. - Наверное, вам всем известно понятие семи смертных грехов в католицизме. Мы говорим об обжорстве, лени, блуде, гордыне, гневе, зависти и алчности. Я использую их метафорически, применительно к мегасобытиям, имея в виду проступки с серьезными негативными последствиями.

В ТЕМУ: Нижний Новгород в фокусе: "футбольная" стройка с высоты птичьего полета

Первый «грех», самый распространенный – кажущаяся выгода, какие-то обещания об экономическом эффекте, о том, какую инфраструктуру получит город. Однако часто, когда горожане мечтают о новом метро, бизнес-центре, то, что реализуется в конечном итоге, гораздо меньше, чем то, что было обещано. К примеру, в Чикаго подали заявку на участие в Олимпийских играх 2016 года, обещая, что это принесет экономике 23 млрд долларов, хотя эта цифра не соответствует действительности.

Второй «грех» - недоучет затрат. Мои коллеги из университета в Оксфорде анализировали перерасходы, связанные с организацией Олимпийских игр. Они выяснили, что по некоторым Олимпийским играм вообще нет итоговых данных о затратах, хотя они измеряются в миллиардах долларов. А в случаях, где имелись данные, всегда был перерасход. Он составлял порядка 180%, то есть где-то в три раза больше, чем было запланировано. В Монреале в 1976 году перерасход составил почти 800%, в Барселоне, которая в целом – хороший пример, как можно использовать возможности, связанные с развитием города, - он превысил 500%.

Третий «грех» - event takeover, поглощение событием, когда мегасобытие определяет развитие города. Очень яркий пример – Рио-де-Жанейро, где в прошлом году был чемпионат мира по футболу, а в следующем году будет Олимпиада. Мне в Рио-де-Жанейро говорили: «Олимпийские планы – это планы развития Рио-де-Жанейро, и наоборот». Так развитие города и мегасобытие становятся синонимами, а все остальное уходит на второе место. Спортивная инфраструктура (стадионы и другие объекты) строится первой. В конце сроки уже поджимают, и думают в первую очередь о стадионе, в последнюю – о метро.

Мартин Мюллер

Четвертое негативное последствие – это гигантизм. Понятно, что мегасобытие – это большое количество людей и денег. Но если мы построим стадион вместимостью 45 тысяч мест, приходится рассчитывать и другие показатели исходя из максимума: количество пассажиров в общественном транспорте, парковок для личных автомобилей, номеров в гостиницах. И бывает, что это слишком много для повседневной жизни города.

С одной стороны, есть требования Международного олимпийского комитета, который хочет, чтобы во время проведения события все прошло безупречно (было бы стыдно, конечно, если бы чего-то не хватило). С другой стороны, ни FIFA, но МОК не оплачивают то, что они «заказывают». А они «заказывают» побольше, на всякий случай. Поскольку платит за это Бразилия, Россия, говорят: «Давайте побольше».
Мы не знаем точно, сколько будет людей в определенный день, в определённое время, скажем, в метро. Потому что это зависит от многих факторов, которые не знает ни FIFA, ни городские власти. А если вы не знаете, сколько парковочных мест нужно, вы построите по максимуму, что не всегда хорошо.

Пятый «грех» - чрезмерное государственное финансирование. FIFA и МОК требуют, чтобы государство давало гарантию на минимальные траты, связанные с Мундиалем. Проблема в том, что при корректировке расходов (в сторону увеличения) недоучет затрат оплачивают налогоплательщики. При этом «народное» финансирование уходит на неприбыльные объекты. Частный сектор очень заинтересован только в прибыльных объектах.

В ТЕМУ: Нижний Новгород в фокусе: "футбольная" стройка с высоты птичьего полета

Подобные вещи происходят почти во всех странах, которые принимают мегасобытия. Власти сначала рассчитывают на то, что частный бизнес будет вкладывать много денег, но в конце концов эта доля оказывается гораздо ниже. В Сочи в 2006 году планировалась доля частного капитала на уровне 38%, а в конце концов она составила 3,5%. В Бразилии было так же.

Стадион "Нижний Новгород" в процессе строительства

Если вы хотите узнать, будет ли стадион окупаться, узнайте, кто платит за его строительство. Если это государство, маловероятно, что строительство будет окупаться. Если частник – более вероятно, потому что он заинтересован в выгоде.

Шестой «грех» - elite capture, захват элитами. В Лондоне, где проходили Олимпийские игры проходили в 2012 году, госконтракты обычно получали те, кто дружил с властями. Имела место и приватизация с преференциями. К примеру, в Рио стадион «Маракана» к ЧМ-2014 полностью реставрировали за государственный счет. Стоимость реставрации превысила 500 млн долларов. А после ремонта стадион передали в эксплуатацию частной компании, которая заплатила за объект 2 млн долларов. В то же время цены на билеты выросли в три раза. Получилось, что государственный капитал (недвижимость) просто перешел в частные руки.


Во время подготовки к мегасобытиям в странах вводятся новые нормативные акты, вводятся изменения, например, в Налоговый, Гражданский, Трудовой кодекс. Это нарушение суверенности государства, поскольку FIFA и МОК – это частные организации, которые вместе с тем, изменяют базовые государственные документы.

Седьмой «грех» - временное решение проблем с помощью мегасобытия. Перед каждой администрацией стоят очень острые вопросы. Часто мегасобытие служит инструментом для их решения. Проблема в том, что мегасобытие – одноразовое явление. К примеру, бывший мэр Лондона Кен Ливингстон сказал, что ему до Олимпийских игр в Лондоне нет дела. Главным для него была перестройка восточной части города (Ист-Энда). Надо было реформировать систему планирования города, а не стремиться к тому, чтобы принять мегасобытие.

В ТЕМУ: ЧМ-2018: Стройку стадиона на Стрелке тормозят останки свалки

«Проводя аналогию с семью смертными грехами, я считаю, что в случае с мегасобытиями имеет место «обжорство», когда люди строят слишком большую инфраструктуру; а также гордыня и зависть, потому что почти каждый город-организатор считает, что он может построить все лучше других, - отмечает профессор. - Это, конечно, ведет к привлечению выгод и недоучету трат. Алчность, конечно, тоже есть».
По мнению швейцарца, как избежать этих грехов – «большой вопрос». Вместе с тем, Мартин Мюллер считает, что поскольку в Нижнем Новгороде подготовка к ЧМ-2018 только началась, есть шанс хотя бы нескольких «грехов» не совершить. «В своем исследовании я пришел к выводу, что почти во всех городах-организаторах мегасобытий встречаются все семь смертных грехов. Поэтому мне было очень любопытно, что будет происходить здесь, в Нижнем Новгороде», - добавил он.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Доклад Мартина Мюллера вызвал у участников круглого стола, присутствующие на дискуссии, противоречивую реакцию. В частности, главного архитектора Нижегородской области Сергея Попова возмутила фраза о том, что потребности города во время ЧМ-2018 нельзя будет просчитать.

«Есть FIFA Handbook (FIFA Handbook of requirements, Список требований ФИФА – NN.RU), в котором прописаны минимальные требования. Я вот точно знаю, где, в какой час и сколько людей будет, и это четко прописано. Есть операционные планы по транспорту, по обслуживанию, в день проведения матча и без него – все это уже сейчас известно, под это делаются все проекты и расчеты, - отметил чиновник. - Вы говорите – FIFA хочет всего и побольше. Да FIFA до лампы, каким будет максимум, их интересует минимум, чтобы в городе две пятизвездочные гостиницы для команд (потому что они все миллиардеры) и чтобы была одна гостиница, где они сами будут жить. Остальное их не интересует. Они говорят: «Надо гостиницы – стройте, нужны палатки – ставьте палатки, нам без разницы. А уж максимум – это у кого какая мошна».
Редакция NN.RU благодарит Швейцарский совет по культуре Pro Helvetia и галерею «Толк» за предоставленные информационные материалы.

В ТЕМУ: ЧМ-2018: в Нижнем Новгороде болельщиков поселят в студенческих общежитиях

Оцените работу журналиста: