Район мечты. Почему нижегородцы живут в "спичечных коробках"

И как нам поможет опыт Финляндии
Районы Нижнего Новгорода отличаются значительно. У одних горожан под окнами зеленый парк, у других – шумная, грязная автострада. Одни живут в просторных сталинках, другие – в компактных новостройках. Насколько соответствует место, где мы живем, описанию «район моей мечты»? И почему в городе бывает неуютно?
Район Арабианранта (Хельсинки). Последний ряд домов обращен к общественному пространству на берегу залива. Фото Елены Гарусовой

В октябре в Нижегородском арсенале в рамках международных дней архитектуры состоялся круглый стол «Район моей мечты». Эксперты сравнивали опыт строительства новых районов в Хельсинки (Финляндия) и Пензе с Нижним Новгородом и обсуждали, чего не хватает нашему городу, чтобы в нем было комфортно жить.

Эконом-класс может быть другим

О строительстве новых районов Хельсинки: Руохолахти и Арабиаранта – рассказала архитектурный критик Марина Игнатушко. По её словам, Руохолахти и Арабиаранта - спальные районы с недвижимостью эконом-класса. Здесь очень удобно жить: во дворах нет машин – при строительстве домов выделяют большие территории под парковки; много спортивных, игровых площадок, зелени. Отсутствуют запрещающие знаки, зато есть удобная навигация (указатели, карты).

Руохолахти – это бывшая припортовая зона, в которой появились новые административные здания и вантовые мосты. Часть квартала, обращенная к воде, была оставлена в неизменном виде и стал променадом. Большое пространство, разделяющее новую часть города от старой, занимают спортивные, игровые площадки с различным покрытием. Здесь каждый найдет себе занятие по душе.

В ТЕМУ: Синдром больного здания. Почему вид из окон – это ещё не все

Арабиаранта – район, расположенный на окраине. Одной из его достопримечательностей является старая фарфоровая фабрика, которая в свое время была заброшена. Затем в здании разместился Институт современного дизайна (теперь в бывшей фабрике происходит крупные международные выставки, встречи) и публичная библиотека (доступ в неё открыт для всех посетителей). Теперь это зона творчества, отдыха, искусства.

Новые районы Хельсинки – это хороший пример гармоничного соединения природы и жилья, считает Марина Игнатушко. Так, в Арабиаранта дома и зеленый променад разделяет небольшой забор, выложенный из камней. Хельсинки, как и Нижний Новгород, страдает от недостатка солнечных дней в году. Фасады домов выкрашены в яркие цвета, которые используются в первую очередь для зонирования.

О качестве строительства думают единицы

Двор с небольшими уголками для разных групп жителей в Хельсинки. Фото Надежды Щема

Позитивный опыт быстро строящегося, удобного, красивого жилья есть и в России. О нем рассказал нижегородский архитектор Кирилл Пернаткин Последние полтора года он прожил в Пензе, где участвовал в строительстве «экспериментального» жилого микрорайона. «Три года я занимаюсь проектированием железобетонных зданий. Когда я говорю об этом, все сразу вспоминают наши панельки». В Европе, в особенности в северной части, это распространенный вид домостроения. Он относится по большей части к бизнес-классу. Связано это, в первую очередь, с качеством (сборки, инженерии и так далее). Почему в России все иначе? Потому, что, во-первых, у нас один из самых сложных климатов, а, во-вторых, исторически сложившееся низкое качество строительства».

Строительство экспериментального микрорайона в Пензе было организовано по особому сценарию. Вместо того, чтобы привозить откуда-либо домокомплекты, их произвели на месте. На строительную площадку привезли мобильный панельный завод, а также песок, щебень, арматуру и другие строительные материалы. Таким образом, застройщик смог, во-первых, быстро исправлять ошибки, возникающие в процессе «сборки» зданий, а, во-вторых, построить красивое, качественное жилье по довольно низкой цене (за счет снижения затрат на перевозку, сопровождение и так далее). По словам архитектора, основной источник экономии – не материалы, не технологии, а искусство строительства. «Трехэтажный двадцатисемиквартирный панельный дом (продажной площадью 1250 кв.м.) мы собирали за две недели, хотя обычно на это уходит 1,5-2 месяца», - отмечает архитектор.

По словам Кирилла Пернаткина, большинство людей, идя по улице, обращают внимание на объекты, которые не превышают высоты первого-второго этажа: вывески, окна, дороги. У домов «экспериментального» района не только аккуратный внешний вид и яркое оформление, но и качественное благоустройство. «Среду формирует именно благоустройство. Окружающее пространство очень сильно влияет на поведение человека. Видя разруху на улице, человек с соответствующим настроением принимается за работу», - подчеркивает он.

В ТЕМУ: Дома-лего. Как выглядит производство и сборка нижегородских новостроек

«Спичечные коробки» – это выгодно

Главный архитектор Нижегородской области Сергей Попов сомневается, что горожане живут понятием «район моей мечты». «Можно мечтать о жизни в своем доме, но не микрорайоне. Я воспринимаю свою жизнь в многоквартирном доме как место, в котором у меня стоит кровать. Я пришел туда, поспал, утром снова ушел на работу», - пояснил он.

Архитектор считает, что России ещё только предстоит сформировать базу, чтобы создавать конкретные условия для проживания. У нас есть наследие советского прошлого, когда существовал усредненный подход ко всему и квартира даже не была товаром. «Сейчас у нас строят только за счет частных инвестиций, просто для того, чтобы продать. Качественный скачок возможен только тогда, когда приоритет законом будет отдаваться собственнику, а не продажнику», - считает он. - Сейчас инвесторы строят только то, что продается. А продаются спичечные коробки. Все хотят застроить город спичечными коробками, которые стоят дешево и быстро продаются. И серьезных законодательных рычагов, чтобы помешать этому, нет».

Строящийся дом в Пензе. Фото: Кирилл Пернаткин

Архитектор подчеркивает, что нужно разделять понятия «качество архитектуры» и «качество жизни». «Уровень восприятия города на 60% зависит от благоустройства. Может быть совершенно никакая архитектура, но за счет благоустройства ощущение будет другим», - пояснил Сергей Попов.

Власти не задумываются о «наследии»

Директор Нижегородского центра научной экспертизы Татьяна Романычева считает, что разговор о качестве жизни – очень своевременный. «Недвижимость неразрывно связана с землей. В том, что строится сейчас, будут жить наши внуки. Качество жизни, которое определяется сейчас, будет существовать долгий период. Поэтому ссылаться на какие-то невозможности нельзя. Лучше думать, как можно», - подчеркивает она.

В 2014 году было введено на 37% больше многоквартирного жилья, чем в 2013 году. В 2015 году показатели будут скромнее (+5% к предыдущему периоду). Застройщики стараются построить как можно больше, чтобы окупить траты на покупку жилья и получить прибыль. «Конкуренция – это мощный двигатель. И если у человека встанет выбор между спальными районами, он выберет тот, в котором среда приятнее», - считает эксперт.

Сравнивая Нижний Новгород и Хельсинки, Татьяна Романычева подчеркнула, что площадь финской столицы – 755 кв.км. У Нижнего Новгорода – 466 кв.км., то есть в полтора раза меньше. При этом в городе на Волге живет в два раза больше людей, чем в Хельсинки (1,2 млн человек против 0,63 млн человек). «В Хельсинки на каждого жители приходится объективно больше земли, на которой он может делать благоустройство. Вместе с тем, у нас инвестор, получая землю под строительство дома, использует её именно под жилье, хотя микрорайон – это гармоничное сочетание жилых, общественных, деловых зданий», - отмечает эксперт.

В качестве примера «гармоничного» сочетания нижегородка привела города Швеции, где в спальном районе может разместиться консерватория, офисное здание, а дом по решению жильцов могут снести, чтобы организовать зеленую зону. К сожалению, у нас самоуправление находится не на таком уровне. «У нас, когда строят микрорайон, дай бог, садик запланируют – и то в какой-нибудь десятой очереди», - отмечает Татьяна Романычева.

По мнению эксперта, при планировке микрорайона можно и нужно оставлять землю под общественные нужды. Ведь дома возводятся на десятилетия, а значит, у новых жителей также появятся потребности в культуре, отдыхе, занятиях спортом – в пределах своего микрорайона. В противном случае получается «спальник», из которого ещё нужно выбраться, чтобы доехать на работу.

Между экономикой и эстетикой

Директор по стратегическому развитию ГК «Кварц» Александр Островский полагает, что государство и общество должны помогать застройщику развиваться в том направлении, которое необходимо городу, людям. По его мнению, микрорайоны – аналоги Хельсинки - в Нижнем Новгороде могут появиться, но далеко не везде. «Нижний Новгород производит впечатление лоскутного одеяла из районов и микрорайончиков с совершенно разными видами жилья: народной стройкой, ветхими и аварийными домами, современными многоэтажками и так далее, - объясняет Александр Островский. - Чаще всего застройщик просто находит «лоскут» и «встраивается» в него по мере своих сил и возможностей. А это не пустые площадки а, чаще всего, с какими-то постройками, к примеру, бараками, которые нужно расселять и сносить. А это означает рост издержек».

По мнению представителя строительной компании, градостроительное развитие Нижнего Новгорода весьма своеобразно. В его представлении Нижний Новгород – это несколько исторически сложившихся, не связанных между собой кластеров: Канавино, Сормово, центральная часть, Автозаводский и Советский районы. Жители города предпочитают переселяться в пределах этих кластеров, и степень благоустройства микрорайона как таковая, в отрыве от местоположения жилья и других факторов не является первостепенным приоритетом. «Сейчас главное – это экономика, это спрос, который зависит от благосостояния людей. В настоящее время разница в доходах самых богатых и самых бедных жителей Нижнего Новгорода составляет более 20 раз. 20% населения – средний класс, на который застройщик может опереться. Но сейчас средний класс испытывает трудности», - отмечает он.

Александр Островский также считает, что уровень культуры большой доли нижегородцев довольно низок. Доказательство тому – большое количество актов вандализма в отношении скульптур, обычных домов, домов-памятников: едва ли в Нижнем найдется новостройка, не изуродованная граффити. «Создание благоустроенных микрорайонов как часть градостроительной политики – это процесс, который, думаю, уже начался. Если бизнес, власти чаще будут думать об удобстве, красоте, функциональности, такие районы будут создаваться», - заключает он.

В ТЕМУ: Вечное уныние или вечный праздник. Какая судьба уготована Нижнему Новгороду?

Текст: Галина Малова.

Оцените работу журналиста: